курьер
Премьер купил билеты на самый длинный zip line

 
“Грядущей осенью активизируется тандем

Карен Карапетян – Самвел Карапетян – Овик Абрамян”?

 
“Эдуарда Шармазанова не устраивает активность Арпине Ованнисян”?

 
“Дон Пипо приехал в Армению, чтобы сыграть свадьбу сына”

 
“Вопрос - останется ли Карен Карапетян на своем посту после 2018 года или нет - будет решать исключительно РПА”

«Главной интригой на политической арене страны остается вопрос

 
“Противник не будет стрелять в самолет, перевозящий туристов”?

 
Глава таможенного пункта “Бавра” и директор брокерской компании задержаны за взятку

 
Состав дипкорпуса будет обновлен

 
“В 2008-м доля теневой экономики в Армении составляла 49,8%, а к 2016 году она сократилась до 29,8%-ов”

 
“Крышуем” по-новому

 
Зашил себе кольцо в живот, чтобы сделать девушке предложение

 
Декстер - кролик еще тот...

 
Воришка оказался воздержанным и скромным

 
Сейчас на сайте
Сейчас на сайте находятся:
 355 гостей 
В Номере // КУЛЬТУРА // Маркос Пиццелли: “Мне говорили: “Ты разбудил Роналду”

Маркос Пиццелли: “Мне говорили: “Ты разбудил Роналду”

Бразилец, которого обожают в Армении и Краснодаре

Полузащитник сборной Армении, бывший футболист «Кубани» и «Краснодара» Маркос Пиццелли дал эксклюзивное интервью «Матч ТВ» (09.03.2017), рассказав немало любопытного из своей жизни в Армении и России.

 

 

— Как правильно произносить вашу фамилию?

— Везде говорят по-разному, но по-бразильски — Пиззелли. Это все итальянские корни по папиной линии. Итальянцы там — уже очень старые люди, никаких связей с ними у меня нет.

— Вы родом из пригорода Сан-Паулу. В 90-е годы там было опасно?

— Я родился в Пирасикабе, а рос неподалеку, в Сан-Карлуше, совсем небольшом городе. Фавел там не было, но я знаком со многими футболистами из фавел. И тоже встречался с криминалом, поверьте. Он живет не только в фавелах. Всех бразильских футболистов касается криминал: кого-то грабят, у кого-то страдают родственники, кто-то становится жертвой. А некоторые игроки, кому не посчастливилось подписать хороший контракт, сами становятся преступниками. Один парень, которого я знал, начал грабить дома и попал за решетку.

— Ари (бразильский нападающий “Краснодара”, ныне на правах аренды выступающий в московском “Локомотиве”) в детстве приходилось работать — в итоге он накачал мышцы, таская подносы с фруктами на рынке. У вас был только футбол?

— Наша семья небогата, но, слава богу, мы ни в чем не нуждались. Я мог бы найти подработку, но папа настаивал, чтобы мы с братом думали о школе. А потом привел в футбол. Отец сам был вратарем (играл только в Бразилии) и многому меня научил, а главное — всегда был со мной честен. Он предупреждал: «Таких, как ты, миллионы. Одного удачного матча или сезона мало: будь лучшим всегда».

— В 21 год вы стали играть в составе армянского «Арарата». Кто сделал это возможным?

— Агент из Армении, который раньше выступал за сборную СССР, Аркадий Андреасян. Он искал молодых футболистов в Бразилии, а «Сан-Карлуш» как раз стал чемпионом, так что Андреасян о нас услышал и пришел на товарищеский матч. Там ему понравился мой стиль.

Агент принес нам пару DVD — на них были три игры чемпионата Армении предыдущего сезона. Андреасян убеждал меня лично оценить, как высок уровень армянского футбола. На принятие решения ушел почти месяц: общался с семьей, клубом, все взвешивал.

— Араза Озбилиса после Амстердама шокировал ночной Краснодар и скромная база «Кубани». Каково вам было переезжать в Армению?

— Точно так же, как и Аразу. В Армении — другая культура, другие люди, да все другое. В первые пару дней я чуть не сорвался обратно, настолько мне было плохо. Говорил всем: «Может, вернусь в Бразилию?» Но я был молод и открыт к возможностям — это главная причина, почему я остался. По контракту у меня был 21 день, за который я могу передумать и покинуть Армению. Я оказался вне зоны комфорта, но время шло, я познакомился с городом и страной, начал тренироваться, играть. И убедился: футбол всюду одинаков. Хотя на полную адаптацию ушел целый год: первый сезон в «Арарате» у меня получился ужасным.

— Три вещи, к которым было сложнее всего привыкнуть в Армении?

— Погода. В России я узнал, что такое настоящий холод, но Ереван на фоне Сан-Карлуша тоже отличался. Помню, как впервые приехал в Армению: зима, мороз...

Второе — общение: в «Арарате» мало кто английским владел, а у меня тогда был только португальский. Шел в супермаркет — и не мог объяснить, что мне нужно.

И третье — еда. Дома, на родине, я привык есть мамину еду. Черную фасоль можно найти и за пределами Бразилии — но нигде ее не готовят так, как у нас. А тут мне поначалу некуда было сходить перекусить. Футболистам в этом особенно тяжело. Я усердно тренируюсь — и есть должен как следует.

— Армянский паспорт вы получили уже через два года?

— Через два с половиной. Тогда ФИФА допускала получение гражданства футболистами до того, как они проведут в новой стране пять лет. Так что мне повезло. Второй сезон удался гораздо лучше первого, я стал лучшим бомбардиром лиги — и на следующий год президент федерации, Рубен Айрапетян, предложил мне стать гражданином Армении. Я тут же ответил «да». Сборная Армении тогда испытывала проблемы, но играла с большими европейскими командами. А я к тому моменту уже привык к новой стране.

Все были счастливы моему решению, особенно семья. Когда уезжаешь из Бразилии и преуспеваешь, тобой будут гордиться. И когда тебе выпадает честь играть за сборную другой страны — тоже. Реакция армян мне также понравилась.

— Уже армянином вы поехали в другой «Арарат» — из пятой французской лиги. Причина — финансовая?

— В ереванском «Арарате» начались большие проблемы. Я опять стал лучшим бомбардиром чемпионата, вызывался в сборную, имел несколько предложений — так что «Арарат» не хотел отпускать меня. И они отправили меня на пять месяцев во Францию, чтобы я поддерживал кондиции.

Я убедился, как во Франции красиво. А наша команда играла в Исси-ле-Мулино, это рядом с Парижем — конечно, моя жена была счастлива. Но я серьезно волновался насчет своего будущего. Когда переходишь в любительскую лигу, можешь никогда не вернуться в профессионалы. Чуть с ума не сошел от того, что армянские владельцы «Арарата» сослали меня туда. Говорил им: «Не хочу я уезжать, с чего это вдруг?»

— Условия в новом «Арарате» были так себе?

— Тебе выдают один комплект формы на сезон, и стирать его надо самому. А так во Франции ко мне относились хорошо, платили, у всех команд — идеальные стадионы. Плохо только с тренировками. Наш «Арарат» собирался только два-три раза в неделю. Приезжаю на тренировку, а мне говорят: «Сегодня ничего нет». И потом еще три дня сидишь дома, ничего не делаешь. Пришлось заниматься самостоятельно.

— Когда контракт с «Араратом» истек, вы перешли в «Пюник», где за два года выиграли все.

— А в одном сезоне снова забил больше всех! «Пюник» — самая большая команда в Армении, я гордился, что перешел туда. Все пошло замечательно: футболистов сборной я уже знал, против остальных не раз играл, армянский успел освоить.

— По мнению Эдгара Манучаряна, вы идеально ругаетесь матом на армянском. Как его учили?

— Когда учишь новый язык, часто говоришь, еще не зная, о чем. Партнеры  шутили надо мной: «Маркос, передай это тренеру». Я и передавал — а они все смеялись. И я вместе с ними! В конце-то концов я выучил все слова.

— В сборной вы переводили на армянский для Араза Озбилиса?

— В том числе я. Наверное, сейчас мы лучшие друзья в сборной. С Аразом вместе играли в «Кубани», в сборной живем в одной комнате, я часто хожу в гости к его семье. Когда Озбилис только приехал в «Кубань», у него не было девушки, ему было одиноко и трудно — и я каждый день звал Араза к нам домой, моя жена готовила для всех...

— Могли представить, что Генрих Мхитарян когда-то будет играть в «Манчестер Юнайтед»?

— Еще в «Пюнике» я понимал, насколько талантливы Мхитарян и Гевор Газарян (сейчас — нападающий «Маритиму»). Генрих тогда был хорош, но я не видел его в «Манчестере»: он не слишком выделялся на фоне других. Зато когда перешел в «Металлург», достиг серьезного прогресса. Так что Генрих очень много работал над собой и всем доказал, что достоин играть в «МЮ».

— Как ему это удалось?

— Давно знаю Мхитаряна и видел, что он посвящает свою жизнь только футболу, каждый день работает с мыслью о завтрашнем дне и серьезно относится к своему делу. Генрих всегда ел здоровую пищу, ложился рано, не выпивал, не делал ничего, что навредило бы его телу. Не у всех есть такая дисциплина, как у Мхитаряна — и такой сильный характер. Когда я играл в «Кубани», «Анжи» делал серьезное предложение о покупке Генриха. Но он писал мне: «Нет, Маркос, дело тут не в деньгах. У меня есть мечта — играть в Европе, в топ-клубе». А в этом сезоне, когда Моуринью не доверял Генриху, он писал мне: «Я пришел сюда не для того, чтобы говорить: ладно, посижу на скамейке. Нет, я должен отдавать всего себя и творить историю. Я должен играть».

— Когда вы перешли в «Металлург», Мхитарян играл за «Шахтер». В Донецке не протолкнуться среди бразильцев, но вы общались с армянами.

— Так было во всех городах, где я играл, и мне это нравится. Армения сделала так, что сегодня вы берете у меня интервью. В Донецке я общался с Мхитаряном, Газаряном и Карленом Мкртчяном (до 2016 года выступал за «Анжи»), а в «Металлурге» еще и генеральный директор был армянином (Олег Мкртчан).

- Правда, что Дан Петреску присмотрел вас для «Кубани» на матче сборных России и Армении в Петербурге?

— Да, тогда я понравился Дану. Но после игры отправился в «Металлург». Петреску следил за мной и дальше, и, как мне сказали люди из его окружения, игра «Металлурга» с «Шахтером» на «Донбасс Арене» стала ключевой для моего трансфера в «Кубань».

— Матч с Россией запомнился? Вы открыли там счет.

— А потом Павлюченко оформил хет-трик, да? Против таких, как он и Аршавин, играть тогда было крайне трудно. Мы неплохо начали, но в итоге проиграли. А ведь ехали в Россию с уверенностью в том, что можем победить. Ваша команда хорошо шла в группе, но играла не так здорово. ...Это была очень важная игра для Армении. В том году мы боролись за квалификацию на чемпионат Европы. Дважды обыграли Словакию, не проиграли России дома. Я запомнил, как мы разгромили Македонию 4:1 (Пиццелли открыл счет) и на последнюю игру с Ирландией ехали с шансами впервые в истории пройти отбор. Потом я еще играл против Пирло в Неаполе, но тот матч в Дублине особенно сильно врезался мне в память. Все фанаты — против нас, как только мы владеем мячом, трибуны давят — невероятная атмосфера. Это была особенная пора для всей страны и нашей сборной, все складывалось почти идеально.

— Но потом Армения опять стала всем проигрывать. В Ереване вы даже забили Португалии, а потом Криштиану Роналду сделал хет-трик. Впечатлил?

— Конечно. Мне все говорят: «Своим голом ты разбудил Криштиану». В начале-то он был не так хорош. Эта была игра при нашем новом тренере, Саркисе Овсепяне — именно он и посоветовал мне тогда пробить. Мы хорошо друг друга знаем — играли вместе за «Пюник» — и он всегда твердил мне: «Маркос, ты достаточно хорош, чтобы бить». Я никогда не пробовал бить штрафные так издалека, но Овсепян настаивал: «Попробуй». Мы открыли счет, но в итоге проиграли — так было пять раз в том отборочном цикле (к чемпионату мира-2014). А Роналду… Когда он забивает сначала издалека, потом на скорости, а потом — с пенальти, понимаешь: он заслужил называться лучшим в мире.

- Как решились сменить «Кубань» на «Краснодар»?

— Юра Мовсисян уже играл в «Краснодаре» и хорошо обо мне отзывался. И часто говорил Сергею Галицкому: «Обратите внимание на десятого номера, Маркоса. Это хороший выбор». В конце концов мне позвонили из «Краснодара».

— Первые впечатления от Галицкого?

— На сегодня «Краснодар» — лучший клуб, в котором я когда-либо играл. Лучший во всем, я сейчас не о деньгах и не о команде. Галицкий — невероятно честный и амбициозный человек. Навсегда запомню обстановку, которую Галицкий создал для футболистов. Со дня подписания контракта и до дня моего ухода ко мне относились так же, как и к Жоаозиньо, Вандерсону и всем остальным. …Все думают, что Галицкий — только бизнесмен, но поверьте, он прекрасно разбирается в футболе. И всегда думает о завтра, а не о вчера и сегодня. Поэтому все игроки, которые приходят в «Краснодар», становятся лучше.

- Краснодарское дерби — главное в вашей жизни?

— Пока, — думаю, да. Это сейчас у «Краснодара» полно болельщиков и шикарный стадион, а у «Кубани» все плохо. Но тогда я отлично адаптировался в «Кубани», и мы не проигрывали «Краснодару», когда я был в составе. Я и забивал им! А главное, «Кубань» шикарно поддерживали. Фанаты приходили на тренировку, подбадривали и при этом давили на нас, требовали побед и ничего не прощали. Но игрокам такая среда нравилась, это только подстегивало.

— Ари рассказывал: бразильцы в «Краснодаре» постоянно над вами подшучивали. Как именно?

— Жо хорош, Вандерсон тоже, но самый веселый — точно Ари! Вы не можете его не полюбить. В раздевалке он и другие бразильцы прикалывались только надо мной! Например, над моим цветом кожи — я же белый бразилец, а они все мулаты.

Я не то что застенчивый — простой, скромный парень, а остальные бразильцы в «Краснодаре» постоянно делали стрижки, заботились о стиле. Однажды я уехал в сборную, и Лаборде и Ари скинули мне видео. Взяли мое старое нижнее белье и подожгли — чтобы я купил новое! А внутри бутсы написали: «Маркос, накопи уже денег и купи себе нормальных шмоток».

— Из «Краснодара» вы уехали в Казахстан...

— Я несколько раз отказывал «Актобе», еще когда играл за «Кубань». Переходить туда из «Краснодара» тоже особенно не хотел, но мне нужно было играть и забивать. Давыдов, мой знакомый по «Кубани», уже играл в «Актобе» и хвалил клуб и лигу.

В итоге я доволен опытом в «Актобе». Актюбинск — маленький город, делать совершенно нечего, но люди там обожают футбол. А я туда все же не туристом приехал. Мне было комфортно в Донецке, да и в Бразилии я жил в небольшом городе, так что Актюбинск не стал проблемой.

Данило Неко, с которым мы играли в «Актобе», рассказывал то же самое о Владикавказе: после тренировки — сразу домой, больше ничего город не предлагал. Другой бразилец, Андерсон Сантана, уже играл в Одессе за «Черноморец», так что в Казахстане ничему не удивлялся. А когда надо, нам помогал мой друг Роберт Арзуманян.

— Правда, что «Актобе» играет на поле футбольной школы?

— На стадионе «Актобе» натуральный газон, а в начале сезона в Казахстане плохая погода. Так что иногда мы перемещались на школьное поле. С инфраструктурой «Кубани» или тем более «Краснодара» условия в Казахстане, конечно, и сравнивать нечего. Но я играл в чемпионате Армении, и казахский чемпионат гораздо более современный. Все просто, но достойно.

— Из Казахстана вы двинули дальше в Азию: сначала Саудовская Аравия, потом — ОАЭ. Во сколько раз зарплаты там выше, чем в России?

— Сумму называть не буду, но разница по сравнению с Россией — не катастрофическая. Мне, может, платили чуть больше, чем в краснодарских клубах — а другим на моем месте, может, и нет смысла уезжать в Азию. Звезд там осталось мало: я играл против Салли Мунтари и нескольких бразильцев, которые известны только на родине.

Я переходил в «Аль-Раед» и «Аль-Фуджайру» ради денег, не буду скрывать. Бразилец, снайпер, десятый номер — такое там любят. Мне предложили прекрасные условия, и я не стал отказываться. Теперь все члены моей семьи в Бразилии обзавелись домом и работой.

Ходили разговоры, что я могу перейти в китайский клуб, но я в свои 32 года без серьезных клубов за плечами вряд ли там интересен. Если у них есть деньги на Роналду, зачем им Маркос?

— Сейчас вы счастливы в «Ксанти»?

— Вполне. Здесь играет Джордже Лазич, с которым мы знакомы по «Металлургу». Есть с кем попрактиковаться в русском языке! В Греции давно за мной следили, но страна страдала из-за кризиса — в  арабских странах с этим проблем не было. Но теперь все стало лучше, и «Ксанти» борется за попадание в Лигу Европы. Для меня это вызов: хочу доказать всем, что еще могу поиграть на высоком уровне и привести команду к историческому выходу в еврокубки.

— Cамые крутые фанаты — в Греции?

— Таких безумных я никогда не видел. Мы играли кубковый матч против команды второй лиги. Стадион — битком! Фанаты наших соперников пытались нас убить. Покидать стадион нам помогала полиция. Риск для жизни — это не здорово, но когда тебе кричат гадости с трибун — это и есть футбол. Обожаю такую атмосферу.

— Вы поиграли в девяти странах. Ваша семья действительно путешествует с вами повсюду?

- Благодаря футболу я могу себе это позволить. Я очень семейный человек: если моя жена и дочь не со мной, я несчастлив. Получается, всегда здорово возвращаться домой к семье.

Мои родители приезжали к нам в Краснодар, родители жены тоже часто нас навещают. Жена очень скучает по Краснодару: она очень подружилась с женой Маркоса Уреньи и Анхеля Деальберта. С Озбилисом мы только Краснодар и обсуждаем. Я бы хотел когда-то туда вернуться.

— Главное отличие между бразильцами, армянами и русскими?

— В России больше стресса, переживаний, плохого настроения. Мне кажется, это из-за прошедшей войны. Русские, как и армяне, мало улыбаются, они не открыты...

(С сокращениями)

Александр МУЙЖНЕК

.

Последнее обновление ( 14.03.17 11:26 )

Новости
Арменпресс, Панорама, Арминфо, Regnum

Серж Саргсян поздравил президента Грузии с Днем восстановления государственной независимости

 
Самое время вспомнить авоськи!


Вместо полиэтиленовых пакетов будут бумажные,
а вместо бумажных денег – пластиковые

 
Новый спикер сократил два десятка своих советников и помощников

 
“Вай! Армяне в хоккее награды получают!”

 
Аппарат парламента будет сокращен на 30-40%

 
Ходил по металлическому ограждению моста...

 
Днем +24+26

 
Кадры

 
Сторонники Заруи Постанджян поскандалили с судебными приставами

 
На приватизацию выставляются Дом приемов правительства и почтовый нацоператор

 
Взяточник-налоговик предстанет перед судом

 
Самое, самое...

Индонезия: столичного губернатора посадят за богохульство

 
Армянский павильон среди лидеров биеннале

 
Daily Express: возраст обнаруженных на Арарате деревянных обломков составляет 4800 лет

 
Игроки “МЮ” получат 38 млн фунтов стерлингов

 
Москва встречает армянских друзей

 
Умер Роджер Мур, он же агент 007, он же Джеймс Бонд